Корней Чуковский

-->

Многозначный Чуковский

Корней Иванович Чуковский фотоПоэзия сделала Корнея Чуковского более знаменитым, чем его литературная критика и даже более известным, чем педагогические исследования и наблюдения («От двух до пяти»). Вполне возможно, что поэма-сказка «Крокодил» в картинках и стихи для детей, вошедшие в сборник «Елка» не были самыми первыми поэтическими экспериментами Корнея Ивановича. Но библиография обычно начинается так, как ее определяет писатель.

Стиль поэта

Наиболее весомый труд Чуковского это его сказки. Стилистически они близки к его собственным стихотворениям, таким, как «Ёлка», «Ёжики смеются», «Радость», «Телефон», «Головастики» и другие. Фольклорный ритм, манера речи, близкая к лубочной – этим в двадцатые годы выделялись и обэриуты, а до них некоторые футуристы, а порой и Маршак.
Именно Чуковский, Маршак и обэриуты приспособили для детской литературы хлебниковский стиль чтения, чем был так знаменит питерский журнал «ЧиЖ». Известно также, что Чуковский обожал и наизусть знал Уитмена, и даже написал о нем целое исследование. Для Уитмена тоже характерен неровный ритм, отсутствие «кирпичиков» и дух фольклора.

Соединение выдумки с реальностью

Но к какой категории сказок можно отнести произведения Чуковского? Безусловно, это детские сказки. Но разве также нельзя отнести их к волшебным? Ну, а как же категория «сказки о животных»? Ведь большинство персонажей «Айболита», «Мухи-цокотухи», «Краденого солнца», не говоря уже о «Крокодиле» — это звери или насекомые. Но с такой же легкостью Корней Иванович «оживлял» и неодушевленные предметы («Мойдодыр») и растения («Чудо-дерево»). Для фантазии Чуковского не было границ, когда возникала необходимость решить ту или иную поэтическую задачу. Звери, птицы и насекомые получали в сказках даже не присущие им черты: например, у «Мухи в бане» есть ребра.
Муха цокотуха и паук - картинкаМаленькие стихи вроде «Котауси и мауси» это чистейшей воды прибаутки. Думается, поэт, как всякий гениальный поэт, осознавал за собой право причудливо смешивать выдумку и реальность, заставляя общаться между собой людей и их вещи, насекомых и млекопитающих, при этом отдавая человеку роль доброго и справедливого высшего существа («Айболит»). Неведомым образом многозначные и аллегорические произведения Чуковского переплетаются со сказками Пушкина, ибо можно смело предположить, что после «нашего всего» Корней Иванович едва ли не русский поэт-сказочник номер два. Помните пушкинского Гвидона, легко превращавшегося в комара, шмеля и муху? Сказочное обращение, реинкарнация – отличительные черты волшебных сказок. Но не стоит забывать и о таких категориях, как сатирические и героические сказки. Чуковский отдал дань и им.
Герои сказки Доктор АйболитОн гениально синтезировал все виды и все категории сказок, но сделал это не специально. Поэтическое чутье и огромный читательский опыт – вот что составляет основу многозначности и многокатегорийности.
Читайте сказки великого поэта на 1 сказ.